Согласно данным мониторинга национального представительства МОМ за декабрь 2017 года, доля домохозяйств ВПЛ, средств которым "хватает только на питание", остается высокой и составляет 33%. Одиннадцать (11%) процентов переселенцев сообщают, что вынуждены "ограничивать расходы даже на питание". В этой ситуации они продолжают полагаться на помощь государства, которая является вторым из наиболее часто упоминаемых источников дохода, после зарплаты.

Казалось бы, намечается положительная тенденция и ситуация нормализуется – в начале года доля таких домохозяйств была на 7% больше. Да и сами переселенцы признают, что их благосостояние несколько "покращилося". Но, с другой стороны, в конкретно-числовом выражении доходы внутренне перемещенных лиц - лишь немногим выше прожиточного минимума!

Можно дискутировать относительно того, насколько репрезентативны результатов опросов, учитывая нюансы методологии, небольшую выборку, практику "телефонных" опросов и специфику респондентов, которые не склонны быть откровенными ни с кем, в том числе – с социологами. Но никакой другой, "альтернативной" социологии в данном случае нет. Да и возможные неточности не столь важны, ведь главная задача мониторинга - определить тенденции развития ситуации и общий "срез" настроений среди вынужденных переселенцев.

Безусловно, есть положительные нюансы, на которые нельзя не обратить внимание. Например, социологии отмечают существенное отличие между теми переселенцами, которые остаются на подконтрольной Украине территории, и теми, кто решил вернутся в ОРДЛО. Только 31% из тех, кто вернулся на временно оккупированную территорию, заявляют, что чувствуют себя в безопасности под властью боевиков, тогда как среди тех, кто находится в районах, подконтрольных Украине, количество людей, не опасающихся ежедневно за свою жизнь, достигает 86%.

Впрочем, это не отменяет печального факта – все больше переселенцев, так и не дождавшись помощи от государства (в первую очередь, по обеспечению жильем), вынуждены возвращаться в родные, временно оккупированные города и села Донбасса. Часто это не только пенсионеры, но и трудоспособные граждане. При том, что ситуация с работой в ОРДЛО, закономерно, очень сложная.

Все это – следствие того, что государственная политика в отношении внутренне перемещенных лиц все ещё остается на уровне "реакции на раздражитель" и проводится, скорее, в режиме ручного управления.

Эпизод с отчетом – один из многих, который можно интерпретировать двояко, в зависимости от того, под каким углом оценивать полученные результаты. В отчете действительно сделан вывод, что наибольшую группу среди вернувшихся на неподконтрольные территории составляют люди, не занятые на оплачиваемой работе: пенсионеры, лица с инвалидностью или находящиеся в отпуске по уходу за ребенком. Это – 65% от всех возвратившихся в ОРДЛО. Но доля занятых и работоспособных тоже остается достаточно значительной. Среди вернувшихся на неподконтрольный Донбасс их более 27%.

На этом фоне мы можем сколько угодно "излучать позитив" в решении проблемы с рабочими местами для переселенцев. И они действительно есть – взять хотя бы тот факт, что количество трудоустроенных среди переселенцев трудоспособного возраста увеличилось с 35% в марте 2016 до 50% по состоянию на декабрь 2017-го. Но есть и другая сторона медали: в противовес половине трудоустроенных переселенцев остается половина тех, кто не имеет постоянной работы. Значительной части из них она в обозримом будущем и не светит, поскольку государство не может предложить этим людям вакансий, хотя бы отдаленно связанных с их квалификационным уровнем и трудовым опытом.

Второй очень важной проблемой для переселенцев остается жилье. Благодаря моим изменениям в статью 4 Закона Украины "Про запобігання впливу світової фінансової кризи на розвиток будівельної галузі та житлового будівництва" (щодо реалізації державних житлових програм)", стартовала программа государственной поддержки в приобретении доступного жилья для вынужденных переселенцев и ветеранов АТО. Реализация этой программы и ее финансирование в необходимом объеме может стать одним из важных пунктов выполнения рекомендаций ПАСЕ, которая считает, что украинская власть должна разработать всестороннюю стратегию для внутренне перемещенных лиц.

Только таким образом мы сможем гарантировать вынужденным переселенцам соблюдение их политических и социальных прав и обеспечить их интеграцию.